Matt Master аватар
Matt Master
34 (+40/-6) Карма
Блог
1


Лоурайдеры, спасающие жизни

TopGear встретился с бывшими членами банд Лос-Анджелеса: ребята ищут искупления своей вины в автомобилях…

«Я Фрости. Я познакомлю вас с моими пацанами. Раньше они были такими же бандюганами, что и я – водились с бандами, наркотой и пушками. Сейчас мы занимаемся лоурайдерами, чувак. Автоклуб «Олд Мемориз» - «старые воспоминания». Вот так и расслабляемся».

Фрости красавчик. Высунув усеянную бандитскими татуировками руку из окна Dodge, он на своём автомобиле ныряет вниз по дорогам восточной части округа Лос-Анджелес с железной уверенностью человека, знающего каждый дюйм этих улиц. Когда мы приезжаем в парк в долине Сан-Габриель, бирюзовый океан и прибережная пляжная зона города с припаркованными валетом автомобилями теряются в зеркале заднего вида. В тени деревьев, укрывшись от солнца, припарковался Chevrolet Fleetline Aerosedan. Его вытянутые бока лишь в нескольких дюймах от земли, а сама машина в идеально-первозданном состоянии. Словно только что прошла сквозь Звёздные врата из 1948 года.

«Добро пожаловать в наш район».

Недооценивать это местечко – риск для вашего здоровья. Только за последние три года в городе Лос-Анджелес было зарегистрировано 16 398 преступлений с участием банд, включая 491 убийство, 7047 крупных разбоев и 5518 ограблений. И количество членов банд растёт. Последние исследования ФБР говорят об одном миллионе 400 тысячах активных членов из более чем 33 000 банд по всей территории США. Это на 40% больше, чем было в 2009 году – один миллион.


Но есть немногие, кто плывут против течения. «С этими машинами мы вытягиваем людей из бандитской жизни», – говорит Фрости (слева). – «Когда-то я был членом банды «Уэстсайд Плейбойз». Мы позволяли себе всё, чувак. На машинах «наезжали» и стреляли, продавали дурь – кокаин, марихуану, героин. У меня была подпольная лаборатория, где делался метамфетамин. Мы угоняли машины, покупали стволы… много оружия. Беспорядки в Лос-Анджелесе. Я в них участвовал. За решёткой и на воле. Сидел в федеральной тюрьме. В окружной тюрьме. Годы провёл в исправительной колонии. Но моё время ушло, я потерял много друзей. Я должен искупить всё. Так что я показываю людям, что есть способ отойти от жизни в банде. Мой клуб показывает машины в исправительной колонии для несовершеннолетних, так что подростки-бэнгеры (те, кто состоит в бандах) могут увидеть: альтернатива существует. Мы показываем, что такой путь работает. Я был бандитом, но теперь я делаю что-то хорошее. Мы хотим, чтобы эти ребята поступали так же со своими машинами, а не творили дел на улицах, и мы помогаем им пойти по этому пути».

Фрости из автоклуба «Олд Мемориз», из его отделения в долине Сан-Габриель. И, как и многие другие группы, с которыми мы сегодня встречались, - «Маджестикс», «Со-Ло Райдерз», «Ан Бэд Креэйшн», «Резуррекшн» и «Шоутайм» - клуб этот почитает культ лоурайдера на генном уровне. А это неизменно автомобили с управляемой при помощи переключателей гидравлической или воздушной подвеской, так что вы можете настраивать клиренс на ходу.

Автомобили, выпущенные до 1955 года – обычно это General Motors с наворотами того времени – называются «бомбами» и отдают дань первой волне моды по переделке автомобилей в 30-х годах. Есть ещё «прыгуны», построенные для смертельных для шасси прыжков – иногда более чем с полутора метров. Остальные – начиная с выпущенных в середине 50-х и до конца 90-х – подходят под ёмкое определение «лоурайдер», «лоу-лоу» или просто «лоу» (от англ. low – «низкий» - прим. пер.).

Такие машины незаконны в штате Калифорния. Вроде того. Автотранспортный Кодекс штата гласит, что водитель не имеет права управлять автомобилем, если любая его часть ниже, чем нижняя часть колёсных дисков. При заниженной по полной подвеске, под такой запрет попадают почти все лоурайдеры – да в этом-то и есть весь смысл их создания. Как объясняет Фрости: «Заниженными они лучше смотрятся». С шинами тоже не всё просто. Невозможно найти покрышки на 13-дюймовые диски – именно такие выбирают для лоурайдера – с индексом нагрузки, который бы подошёл для габаритных американских авто.

У Фредди Рамоса, члена автоклуба «Со-Ло Райдерз», есть Cadillac de Ville – выкрашен он в яркий металлик, с аэрографией на капоте в виде стриптизёрш и позолоченным крепежом для запаски… это не тот автомобиль, который будет взывать к догадкам. Мы встречаемся в одном невероятно жарком местечке в долине – кажется, оно расположено прямо под солнцем – с членами клуба Фредди, а также с клубов «Ан Бэд Креэйшн» и «Резуррекшн».

«Если ты не пользуешься переключателями и не кладёшь малышку совсем низко, то это ненастоящий лоурайдинг. И у тебя должны стоять 13-дюймовки. Некоторые клубы просто не примут тебя, если у тебя стоит больший диаметр – это традиция. Хотя большинство местных копов нас не трогают за это, несмотря на то, что мы не совсем вписываемся в закон. Думаю, это потому, что многое приносим обществу. Некоторые клубы лоурайдеров работают с полицейскими участками. Не как информаторы, а приучают подростков к машинам и присматривают за соседями, которые могут попасть в передрягу. Ещё мы много занимаемся благотворительностью. Возим пасхальные корзинки и рождественские подарки для неблагоприятных детей. Люди видят бритые головы, лоурайдеры и татухи и думают, что мы плохие. Но пацаны делают и хорошее тоже».

Отношения с властями не всегда такие безоблачные. Рик Баррел – бывший член банды «Крип», сейчас он владеет магазином «Гидравлика Лоу-Лайф» в городе Инглвуд. Рик говорит: «Понимаю, почему полиция так жёстко с нами обращается в этом районе – трудное местечко. Я раньше думал, что лоурадинг и участие в банде – это одно и то же. Ну, в смысле, в 70-е даже автоклубы входили в банды».

Как и большинство заведений в южной части центра округа Лос-Анджелес, магазин «Лоу-Лайф» находится в сером малоэтажном здании. Напротив – улица, где взгляды улавливают малейшие значения в жестах, татуировках или цвете. Создаётся общее ощущение – это больше инстинкт, чем уверенность – что стоит наткнуться тут не в то время не на того человека, и последствия будут необратимы, а неприязнь к чёрным – гарантирована.

«Я каждый день наблюдаю жизнь банд», – говорит Рик. – «Вижу насилие. И знаю, что сегодня лоурайдинг – совершенно иное занятие. Эти машины помогают людям уйти от такой жизни, позволяют им хорошо проводить время, и члены клубов это поощряют и присматривают за теми, кому могут помочь. Это стиль жизни. Быть может, банды и лоурайдинг выросли в одной местности, но лоурайдинг ушёл от трагедии. Мы против бандитской жизни. Да и лоурайдинг – занятие не из дешёвых. Некоторые тачки тут стоят по сто тысяч долларов. Ты ж не захочешь, чтоб в твоей машине тусил какой-нибудь засранец, если ты столько вбухал в неё».

«Полиция, особенно копы из нашего города, не видят во мне того ребёнка, занимающегося лоурадингом, не понимают, что это занятие спасло этого ребёнка, оградило от передряг, что пацан все свои деньги потратил на это, что он сам переделал эту тачку. Что это хобби сделало из пацана мужчину. Из меня сделало мужчину. Дало мне карьеру. Но когда я еду по бульвару, копы видят лишь бандюгу».

Стоит проехать немного от магазина Рика, и вы очутитесь в мастерской «Централ Драйвшафтс энд Хроум». Владеет им Ритч «Здоровяк» Гомес, президент отделения клуба «Маджестикс» в городе Комптон. Мы застаём Ритча за осмотром проекта реставрации Chevrolet Caprice 75-го года. Двигатель – просто причудливое переплетение блестящих деталей, а каждый кусочек листового металла, на взгляд годный к использованию, был тщательно выровнен и затем выкрашен краской металлик.

Тут форма не следует за функцией – она утрирует её. «Здесь всё переделано». – как бы невзначай замечает Ритч. – «Мы переделываем автомобили кардинально по-другому. И если ты захочешь собрать нечто подобное, у тебя просто не останется времени на банду. Мы ещё не со всей полицией наладили связь. Они всё ещё не видят разницы. И если на глазах у людей лоурайдера тормозит полиция, это не прибавляет нам хорошей репутации».

«Но лоурайдинг спасает людей. Спас многих моих знакомых. Один друг из «Маджестикс» был членом банды, семь лет сидел. За покушение на убийство и торговлю оружием. Когда он вышел, мы уговорили его заняться этим хобби и научили его помогать нам собирать машины. Ему понадобилось прилично времени, чтоб перестроиться, но мы поддерживали его советом и помогали работать над проектами. Сейчас он твёрдо стоит на ногах, у него есть работа, и он помогает нам в наших проектах. Такое часто случается. С этими машинами мы наставляем людей на правильный путь. Обидно, когда люди думают, что мы имеем отношение к бандам. Да, у всех нас есть наше прошлое, но мы знаем, что банды приводят в два места – в тюрьму или в гроб. Поэтому мы никого не принимаем в члены клуба – как бы крута ни была его тачка – если человек этот имеет отношение к банде. Если ты с нами, то ты наш брат. И член огромной семьи. Есть у нас и такие, кто в той жизни охотно пустили бы пулю в лоб друг другу, но сейчас помогают один другому делать машины. И всё благодаря лоурайдингу».

На улице у мастерской Ритча мы встречаем Спайка, который согласился отвезти нас в свой магазин «Гейтор Кастомз» в своём лоурайдере – это Chevy Impala 1964 года. Краска на нём блестит, словно лак на ногтях стриптизёрши. Безусловно, для современной цивилизации – это наилучший способ где-то сидеть. В отражениях на выкрашенной в металлик «торпеде» играют кусочки серого неба, перемешиваясь с цветами диско-эквалайзера, а странный звук модицифированного 400-сильного V8 умудряется пробиваться сквозь классику диско-фанка – песню «Незабудки» Патрис Рашен. Этот автомобиль имеет необъяснимую способность делать всех, кто в нём или около него, невероятно счастливыми. На него машут руками и указывают пальцами. Насмотревшись видеоклипов Cypress Hill, я усиленно стараюсь не улыбаться.


«Всё что нужно, чтобы отвадить детей от банд, - это прокатить их, потыкать переключатели и сказать, что, если они перестанут страдать х…нёй на улицах, то смогут сделать такой автомобиль, смогут быть такими же счастливыми. Серьёзно. Нужно лишь прокатить их. Один разок. И некоторые люди меняются. И потом клубы их поддерживают, помогают новым поколениям советом, защищают их, делятся навыками, дают им табличку автоклуба – это то же, что медаль за отвагу. Убрать детей с улицы, дать им возможность кататься на бульварах».

Вдоволь насмотревшись на украшенные золотистыми узорами кузова от Chevrolet и хромированные движки V8, я еду по бандитским райончикам. Улица перекрыта, огорожена лентой с буквами “LAPD” – “Полиция Лос-Анджелеса». Я подъезжаю и опускаю стекло. «Убийство». – сообщает полицейский. И, не дав мне времени на вопросы, добавляет – «Возможна связь с бандами». Это уже четвёртая перекрытая дорога на моём пути.

Во мне откликается что-то, о чём говорил Фрости ранее. «Быть членом клуба лоурайдеров – то же самое, что быть в банде. То же братство, и, думаю, поэтому это хобби привлекает так много людей, которые привыкли быть на улице. Братство, и переделка машин, которые мы видели в детстве. Но в лоурайдинге есть уважение и удовлетворение – берешь убитую колымагу и создаёшь предмет гордости. От этого хорошие чувства, уверенность. Потом понимаешь, что есть другое дерьмо, которым ты можешь заниматься. В этом смысле лоурайдеры спасают жизни».



Просмотров:
20.12.2013

Для отправки комментариев войдите или зарегистрируйтесь
Буквы из Пенопласта;Люберцы стоматология зубренок здесь;Комплект OnLime TELECARD - купить диагностическую карту онлайн. Купить карту.
Наверх