Ричард Хаммонд
958 (+987/-29) Карма
Блог
3




Ричард Хаммонд о судьбе

Авария была не страшной. «Скорая» не понадобилась, и никого не нужно было вызывать, чтоб прибыли и «занялись происшествием». Просто досадное столкновение.

 Но я был в шоке, как оно, чёрт возьми, весьма неожиданно для меня случилось. Это было 16 лет назад, и я, как обычно, мечтал, но на этот раз у меня была на это причина; вся моя жизнь должна была вот-вот измениться, и мне нужно было её мысленно «просмотреть» и осмыслить. После семи лет жалкого существования в качестве радиоведущего, я решил бросить всё и найти работу в настоящем мире. 

 
Ну, почти. Я ехал на юг из дождливого Ланкашира, чтобы стать пресс-секретарём одной автомобильной компании. Это означало две вещи: мне нужен был костюм, и я смогу встречаться и беседовать с редакторами телевизионных автошоу, и, быть может, однажды смог бы опять «вскочиться» в тему масс-медиа. И делать то, о чём я мечтал с тех пор, как смотрел TopGear в детстве. 
 
Задача была трудновыполнимой, скорее всего у меня ничего не вышло бы, мои друзья по радио были разочарованы во мне, да и костюма у меня не было. Но самым лучшим выбором для меня всё равно было бросить всё – раз уж я хочу нормально кушать и жить не в снимаемой на двоих выкрашенной в коричневый цвет комнатушке. 
 
Такие вот мысли, а ещё масса других, бились в небольших пределах моего бирмингемского сознания, когда вдруг, как мощнейший гром среди ясного неба, случилось вот что: мой угольно-тёмный VW Scirocco GTX вдруг очень и очень неожиданно остановился. На кольце я ударил машину, едущую впереди меня. Был просто удар, не больше. Извинились, записали все детали, потом моральное мучение, которое я испытал при виде побитого передка. 
 
Мой старина Scirocco провёл меня через многие приключения… Почти… Он уже почти сломался по дороге, но я гордился им и с большим пристрастием рассматривал его толстый блестящий слой краски под характерными слоями отваливающегося лакового покрытия. Для этого автомобиля настал конец пути во всех смыслах. 
 
С новой работой появилась и рабочая машина. Маленькая и маломощная, но зато она была абсолютно новой и всегда работала. После этой поездки старый VW мог ждать короткого момента славы в маленьком объявлении на страницах  автоиздания “Auto Trader”, потом его отдали бы в руки нового хозяина за цену, меньшую, чем за него просят, но большую его стоимости. 
 
Весь прикол в том, что всё это могло случиться совсем по-другому или не произойти вообще. Мой Scirocco был третьим по счёту автомобилем этой модели, который я посмотрел при покупке. Я хотел именно эту модель, потому что такая была у барабанщика нашей группы, и я решил, что раз уж у него получается вместить все его инструменты в автомобиль поинтереснее обычного Ford Escort или VW Golf, то моя бас-гитара и оборудование уж и подавно в неё влезут. 
 
Я отказался от первого Scirocco (испорченные кожаные сиденья и такой запах в багажнике, что полиция наверняка заинтересовалась бы) и стал осматривать второй. Это была GT-версия с меньшим двигателем, но состояние её было безукоризненным. Владелец мог отчитаться за каждый километр истории этого автомобиля, пробег был лишь четвёртой частью тех миль, на которые может надеяться Scirocco, интерьер был в идеальном состоянии, а от кузова так и веяло здоровьем и жизненной силой, а краска идеально блестела. Но сам цвет был ярко-ярко оранжевым, аж глаза слепил. Моя старый ржавый серебряно-серый Opel Manta стоял во дворе сзади меня и капал маслом на асфальт, а я тут рассматривал этот Scirocco. И я попытался представить, как я появлюсь перед друзьями или поеду в колледж на оранжевой машине. 
 
Я не мог этого сделать. Я отказался от этого варианта и купил следующую машину, ту, которую разбил на кольце в графстве Суррей. Я купил её, потому что цвет её – классный тёмно-серый – смотрелся великолепно и задавал настроение. Ещё двигатель у машины был побольше – 1,8. Я купил её, несмотря на то, что автомобиль был явным хламом, которому до смерти оставались часы. За ним нужен был постоянный уход, я о нём постоянно думал, из-за него в моём бюджете постоянно были дыры, а ещё он подводил меня. Но я любил эту машину. И тут кроется один интересный вопрос. 
 
Было ли моё желание отказаться от слабостей, как мне казалось, более гламурной машины, продиктовано каким-то врождённым внутренним чувством? Предпочёл ли я хаос и притягательность сломанной, но хорошо выглядящей машины вместо скучной надёжности другой машины? И если да, то как изменилась бы моя жизнь, если бы я выбрал оранжевую? Повлияли ли бы надёжность этого автомобиля, возможность планировать поездки и знание того, что я точно доеду к месту назначения, на мой юный развивающийся ум? Стал бы я дальше идти по пути становления ответственным, уважаемым и порядочным членом общества, а не был бы ещё одним ведущим амбициозного, но вздорного ТВ-шоу?
 
Факт в том, что тот оранжевый Scirocco сегодня является довольно желанным ретро-автомобилем. Превосходный характер этого автомобиля мог бы просочиться в мой артистичный ум и сделал бы из меня дизайнера или архитектора. И вот почему, неважно, любите ли вы автомобили или не любите (предполагаю, что первое, раз уж вы читаете эту статью), неоспоримо одно: они являются бесконечно обворожительными и противоречивыми. Иногда мы определяем себя через автомобили, а иногда они даже влияют на то, кто мы есть. И в мире, наверное, не так уж и много изобретений, о которых мы могли бы сказать такое. 
 


Просмотров: 3957
Февраль 2013

Для отправки комментариев войдите или зарегистрируйтесь
http://play-fortuna.club/
play-fortuna.club
станки для резки и гравировки! Надежность, качество
yta.ru
изготовление столярных изделий по чертежам заказчика
mebel-decolab.ru
Наверх