Ричард Хаммонд
958 (+987/-29) Карма
Блог
2




Ричард Хаммонд об автомобильных всезнайках

Один из сотрудников, работающих над созданием нашего телешоу – не могу назвать его имени (пусть зовётся Ричард Портер) – знает всё, что только можно знать об автомобилях. Вот так-то.

Мозг его – огромное устройство для хранения информации о машинах. Он может завязывать шнурки, работать на компьютере, а недавно стал отцом, значит, он способен выполнять и другие функции. Но чаще всего мозг его – это своего рода вместительный ящик для разнообразных автомобильных мелочей… хотя этот неназванный мужчина (это Ричард Портер) уж точно откажется признавать автомобильную дребедень в своей голове «мелочами».

А мелочей этих там столько, что они иногда невольно вываливаются наружу. Возникнет ли во время планёрки вопрос о старой Cortina или о конструкторе итальянского бампера, человек этот (это Ричард Портер) никак не может удержать язык за зубами. Он просто выдаёт ответ. Тут же. Это рефлекторная реакция, как у рептилии, - точно так же крокодил сжимает челюстями свою добычу. Вот только крокодил не делает это с таким самодовольным видом, как этот парень.

Я уже советовал ему (а зовут его Портер, Ричард Портер) воздерживаться от такого «выплёскивания» знаний, указав на то, что в любой социальной ситуации помимо планёрки Top Gear (и тут действительно остаётся целая масса ситуаций) показывать, что мозг твой не мозг вовсе, а Энциклопедия Автомобильных Фактов, - значит рисковать попасть под нападки и обвинения в ботанстве и занудстве высшей степени. Но он просто не может сдерживаться.

Но вот в чём проблема. Во время прошедшего Чемпионата мира по футболу, я сделал свои первые неуверенные шаги в мир футбольных фанатов. Я раньше никогда не обращал на это внимания. Не потому, что меня не интересует сама игра – она мне кажется вполне отличной – но потому, что в ранние годы меня отпугнуло то, как все вокруг, как мне казалось, знают абсолютно всё по теме футбола. Они могли называть по памяти целые списки имён и критиковать конкретно каждого за игру в том или ином матче десятилетней давности.

Некоторая часть их речей касалась даже не игры в футбол как таковой, а затрагивала (насколько я мог расслышать, стоя у внешней стороны кружка говорящих), в основном, стоявших в края поля различных бизнесменов в серых костюмах и ужасных куртках. Для знатоков встреча на поле двух команд была так же наполнена смыслом, контекстом и историей, как Гобелен из Байё для Дэвида Старки. Их умы, как и ум нашего сотрудника (Р. Портера) целиком и полностью служили для хранения фактов по заданной тематике.

Рискнуть подать голос во время обсуждения на школьной площадке и высказать своё мнение перед таким консилиумом экспертов было подобно попытке мыши перекричать ураган. Так что, сделать первый шаг в кишащие акулами и неспокойные воды футбольного фан-общества было для меня делом, стоившим мне изрядной нервотрёпки. Но я это сделал.

Поскольку я был на выезде с шоу TopGear Live, всё несколько усложнялось. Я должен был потерять свою футбольную невинность в присутствии моих уважаемых коллег по Top Gear. Мы смотрели некоторые из первых матчей в барах отелей, и я медленно набрался храбрости, чтоб пропищать моё одобрение одному удару и даже, чтобы покачать головой и демонстративно расстроиться по поводу неудачного паса или неудавшегося гола. Естественно, настал момент, когда мои тихие попискивания и бормотание были услышаны более опытными фанатами вокруг меня, и тут меня ожидала критика.

Когда, после того как мы сами в шутку попинали мяч в саду (и тут я показал ту самую мою неспособность играть в футбол, из-за которой меня никто не брал в команду в школьные годы и я не сыграл практически ни в одном мачте в школьные годы), кто-то из нашей компании подметил, что, наверное, я исходил из личного игрового опыта, когда критиковал игроков во время просмотра матча по ТВ, и что это было слегка амбициозно. Да, тут меня захлестнуло цунами обид, а паника, словно волны вокруг меня, начала нарастать. И затем вдруг помощь начала поступать совсем уж с неожиданной стороны.

Кое-кто из моих уважаемых коллег (это был Джереми Кларксон) спас меня, указав на некоторые хорошие моменты игры, соглашаясь с некоторыми моими мнениями по тактике и игре, а также подсказав, к чему мне нужно присмотреться, чтоб понять больше.

Джереми тоже поздно стал любителем футбола и, наверняка, пережил такое же изматывающее нервы «посвящение» - хотя не представляю себе это. Вот что хочу сказать: нам нужно иногда «притормаживать» и задумываться – а как наши усеянные фактами высказывания об автомобилях могут подействовать на тех, кто, быть может, греет в себе зарождающийся интерес к этому предмету. И тут их отпугивает Ричард Портер, который, заикаясь и вскрикивая, не может поверить в то, что вы не знаете имени человека, нанявшего конструктора для производства колёс Lamborghini Miura. Этот умник уж точно знает ответ.

Гарантирую, что я – а мой «мозговой ящик» во сто крат меньше, чем громадное вместилище фактов Портера – в будущем подожду пару мгновений, прежде чем засмеяться над человеком, путающим марки машин. Из моего «посвящения» в футбольные фанаты я понял, что интерес, как пламя свечи, может легко угаснуть. И это позор. Где-то есть человек, который в один прекрасный день, быть может, разрешит все наши автомобильные проблемы – например, водородный двигатель или анти-гравитационные колёса – но сейчас человек этот всего лишь думает: «Ох, мне очень нравятся автомобили. Интересно, что думают мои приятели?»



Просмотров:
Октябрь 2014

Для отправки комментариев войдите или зарегистрируйтесь
Наверх