Джеймс Мэй
853 (+886/-33) Карма
Блог
2




Джеймс Мэй о своей «Панде»

Своей квартирой с двумя спальнями, расположенной в западной части Лондона, я владел почти десять лет: с октября 1991 по сентябрь 2001 г.

Сколько весёлых моментов мы вместе пережили! В пыли на кирпичной кладке ещё можно уловить отклики самых громких звуков, и даю сто процентов: где-то ещё можно отыскать след копоти, оставшийся после знаменитого случая с сожженным беконом. Ничем не примечательная квартира, но она стала местом, где я получил весьма весёлый жизненный опыт. За что ей и благодарен.

Когда настало время переезжать, я упаковал всё нажитое в обычные коробки и пластиковые ящики. Затем появилась шотландская команда по метанию бревна, маскирующаяся под грузчиков, и все пожитки разнесла в пух и прах, делая видимость погрузки в микроавтобус. Вскоре всё было вывезено, и мой дом остался совсем пустым и грустным.

Но всё равно он был ещё моим. Тут – теперь более заметные в отсутствие окружавших их вещей – и кухня, которую я с любовью построил сам, и необычная кафельная плитка у камина, и маленькие дырочки в стене, расположенные ровно по кругу – тут висела доска для игры в дартс – и повреждения на плинтусе, оставленные после несуразного проекта стрельбы из винтовки дома.

Настал грустный момент. Я закрыл дверь в последний раз. Но квартира был на третьем этаже, и когда я спустился на первый, я уже забыл о ней.

Сегодня я и моя Женщина довольствуемся целым домом: тут в горшках растут цветы, входная дверь неприлично ярко-красная, а ещё – крыльцо, на котором мы можем присесть и съесть запретную пачку жареного картофеля в один из пахнущих мускусом вечеров, воспетых поэтом Теннисоном.

Этот дом тоже наш. После переезда прошло всего несколько дней, а уже масса сосновых досок была потрачена на отделку камина, а акры сделанного на заказ кафеля отправились в мусорный контейнер соседей (глубокой ночью), надеюсь, далее этот кафель станет частью чего-то более эстетически приемлемого. Заполнителем при прокладке нового шоссе, быть может.

Многое ещё поменялось. Другие ванные комнаты, изменённое расположение стен и дверных проёмов, эта смешная люстра, в общем, всё то, что обычно переделывают. Если бы мы освободили и это жилище, то оно всё равно осталось бы в качестве археологического памятника о наших первых днях совместной жизни. В этом доме нам бы потребовалось куда больше ящиков и коробок.

Но мы подумываем о том, чтобы переехать или вообще снести этот дом и построить новый получше. Как бы мы ни поступили, память об этом доме исчезнет со скоростью выброшенной из окна едущего поезда соломенной шляпы.

Да и кого это волнует? Дом – здание, по крайней мере – мне всегда казался чем-то временным, а наша стиральная машина по прежнему выползает из своей ниши после завершения цикла отжима. Дом – это всего лишь остановка, а не конечная станция.

Однако в следующем месяце меня покинет Fiat Panda, а это реально грустно. Женщина моя в печали. Будто я сообщил ей, что мне пришлось усыпить кота.

Я продаю «Панду», чтоб купить электрический BMW i3, так что ожидайте торжественной писанины по поводу «каково это – быть частью эксперимента» и прочие бла-бла-бла. Но это через несколько недель, а сейчас, чувствую, что должен отдать дань уважения «Панде», и по заслугам. Этого я не делал ранее.

Никогда ещё простой автомобиль так преданно не служил своему хозяину. Если машины способны знать что-то, то моя «Панда» точно знает: у меня в гараже стоит избалованный итальянский суперкар для особых случаев. И у меня до сих пор есть старый «Роллс», на котором я забираю людей из аэропорта. «Панда» просто глупо сидит на месте, под открытым небом в любую погоду, словно овечка в Дербишире, и ждёт, когда её обидят.

Ей почти восемь лет, и пахнет она не так хорошо, как раньше. Помнится, кто-то вроде Ричарда Хаммонда вырвал в ней. Или напукал, не помню. В любом случае это ужасно.

Но она никогда не подводила меня. Никогда. Да, я ставил на неё новые шины, новый глушитель, а тяга газа стала слегка заедать. Но я её починил сам, и, как можете ожидать, сделал это правильно и в лучших традициях инженерной мысли – распылил WD40 на тягу. Клейкая тканевая лента тут не помогла бы.

Для тех, кто жалуется на то, что мы никогда не тестируем нормальные машины для обычных людей, вот вам реальные цифры. Амортизация составила 71% за семь с половиной лет – это в среднем чуть менее 10% в год. Общие капитальные затраты составили 55 фунтов в месяц. И у меня никогда не получалось «загнать» её до расхода более, чем в 5,9 л/100 км. Попробуйте побить этот рекорд.

А теперь Panda канет в пучину водоворота продаж б/у автомобилей. Если вы ищете дешёвую небольшую подержанную машину и вдруг натолкнётесь на номер LN56 YRR, купите её. Вы останетесь довольны, если вы не парфюмер, конечно.

И, пожалуйста, присмотрите за этим медведем.

 



Просмотров:
Сентябрь 2014

Для отправки комментариев войдите или зарегистрируйтесь
Наверх