Ричард Хаммонд
958 (+987/-29) Карма
Блог
1




Ричард Хаммонд о лошадях.

Несмотря на мою любовь к лошадиным силам, я не особо увлекаюсь лошадьми, в отличие от моей жены Минди. Её последний питомец – пони породы Нью-Форест по кличке Том.

Хорошая такая лошадь; весь день стоит себе в поле, ест траву, что-то в этом роде. Но я наблюдал его прибытие к нам, и, когда он выходил из грузовика в свой новый дом, произошло нечто значительное, как мне кажется, что может ознаменовать собой начало возрождения лошадей в качестве основного вида транспорта.

Дома нас очень радует питомец – это павлин по кличке Хампердинк. Он ходит везде, ест семена, только и всего. К несчастью, лучший друг Хампердинка Энгельберт «повздорил» с лисой и проиграл драку. Так что Хампердинк одинок теперь и шатается по двору, клюя семена на газоне и изредка накапливая силы, чтоб развернуть свой хвост и, потрясая задом, трещать перьями и тем самым пугать уток. Думаю, веселое занятие, если это все имеющиеся у вас возможности. Когда приехал Том, Хампердинк как раз тряс задом по ту сторону забора.

Наверное, вы в курсе, что лошадь, в свободное от еды и дефекации время, обычно занята тем, что пугается буквально всего. Если перед тобой не трава, то, быть может, угроза, значит беги. Таков девиз. Павлин – уж точно не трава, а с поднятым и трясущимся хвостом кажется размером с саблезубого тигра. Я спокойно стоял себе по ту сторону забора весь в предвкушении того, как Том пустится наутёк и потянет за собой за поводья мою жену – словно Harrier, волокущий за собой инженера, у которого галстук зажало дверью. Но Том не побежал. Он поднял голову на шум, увидел павлина, наклонил голову и продолжил жевать.

Хампердинк был занят тем, что тряс задом перед уткой; утка ушла прочь в поисках покоя; Хампердинк забыл спрятать хвост, отвлёкшись на особо сочное семечко в траве, а с той стороны забора Том наблюдал всё это и жевал. Когда Хампердинк наклонил свою маленькую голову, весь в предвкушении лакомства, лежащего перед ним, Том шагнул в его сторону. Павлин проглотил семя – они совсем не жуют – и подался в сторону другой семечки, привлёкшей взгляд его маленьких, как бусинки, чёрных глаз. Том подошел ближе, всё так же держа голову наклонённой набок, пристально смотря на птицу. Минди шла следом, одной рукой держа поводья, а второй – поддерживая челюсть разинутого от удивления рта. Позже мы сошлись во мнении, что стали свидетелями поворотного момента.

Позвольте мне поразмыслить тут: несмотря на безумные убеждения почти миллиарда любителей верховой езды, лошади – это не мудрые мифические лесные создания, которые скакали и летали в их детских снах. Лошади – большие и простые животные, которые питаются травой. В этом нет ничего плохого; природа им дала такую роль, и с ней они справляются весьма хорошо. Но лично мне, будь я лошадью, сразу же наскучила бы такая жизнь.

Стоять весь день на собственной еде в то время, как рой мух грызёт нещадно твои ноги. – совсем не весело и никак не интересно, так что даже самый простой человек – то есть я – заскучает. Но для лошади такова жизнь, и животное просто мирится с этим. Пока кто-то закрывает её в стойле на ночь, чтоб её не съели волки, а утром выпускает на воздух и убирает за ней навоз, всё хорошо в лошадином мире.

Вы едите траву, какаете и держитесь подальше от хищников. Вам не нужно беспокоиться о том, лучше ли у вас трава, чем у вашего приятеля. Вся ваша жизнь и её события могут быть сведены к двум категориям: «отлично» - когда вы можете съесть что-то, и «ужасно» - когда это «что-то» может съесть вас. Зачем беспокоиться ещё о чём-то? Как гласит одна наша пословица, от любопытства умер кот, но никак не лошадь.

А тут уж явно был живой пример проявления любопытства у лошади – Том хотел знать, что это за штуковина такая с трещащим хвостом. Павлин никак не может быть полезен лошади; она его не может съесть и, учитывая размер Хампердинка на тот момент, его вполне можно было принять за хищника. Но поскольку он не проявил желания охотиться, Том решил проверить и посмотреть, что же это такое. Предполагая, что Том – не сказочный принц, превращённый ведьмой в пони, то это невиданное доселе любопытство может стать доказательством того, что лошади меняются. Они вдруг стали эволюционировать. Быстро. И этот процесс можно обуздать и направить в нужное нам русло.

Предлагаю лошадей держать днём в темноте и проверить, а не вырастут ли у них быстренько некие органы на голове – наподобие хвоста у светляка – которые будут вместо фар. И если я каждый день буду тыкать USB в бок лошади, не вырастет ли у неё там разъем для моего телефона? Топлива для лошадей у нас пруд пруди, подковы стоят дешевле покрышек, а «выхлоп» можно с успехом использовать для удобрения роз. И, если они больше не будут бояться всего, что не является травой, то у нас есть шанс усидеть на них. Все только выиграют. Так что, приветствуем тебя, Том, - вестник поворотного момента в эволюции лошадей.



Просмотров:
Февраль 2014

Для отправки комментариев войдите или зарегистрируйтесь
Наверх