Ричард Хаммонд
958 (+987/-29) Карма
Блог
3




Ричард о дерзких байкерах

В последнее время я уж чуть было не отказался от байкерства. Не от самой езды, конечно – не могу от неё отказаться.

Во-первых, в отличие от остальных телеведущих, я живу не в Лондоне, а за 125 миль к западу в сельской местности. Я бы мог ездить в город на встречи и тому подобное на машине, но в этом случае поездка заняла бы столько времени, что мне пришлось бы выезжать на день ранее, ночевать в Лондоне и приезжать домой только поздно вечером следующего дня. Другой вариант – ездить в столицу на мотоцикле. На это у меня уходит всего 2 часа.

Окей, это два часа бесконечного ужаса и почти летальных исходов, но страшная правда в том, что мне это нравится. Мне нравится ездить на мотоцикле. Всегда нравилось. И это вторая причина, почему я не могу отказаться от мотоцикла. Мне нравится сидеть одному на нём, рассматривая всё вокруг, покуда я проезжаю мимо, и, зная, что могу дотронуться до всего, нравится осознавать, что я нахожусь среди окружающих меня объектов. Окажусь уж слишком среди них, если упаду, но избегать падений – это часть веселья.

Но я боялся, что само явление байкерства будет разрушено, потому что в каждую мою поездку в столицу я видел, что город всё больше и больше становится наводнённым бухгалтерами, которые ездят на внедорожных BMW-R 1200 GS, экипированных, словно для ралли в Дакаре. А ведь покоряют-то они всего лишь «дикую природу» Кенсингтона. Люди эти сдали на права и купили мотоциклы, скорее всего, потому что им показалось, будто Юэн Макгрегор классно смотрится на своём байке, и им самим вдруг очень захотелось стать такими вот слегка плохими и жёсткими байкерами.

Сложно мне наблюдать такое. Я вырос, во все глаза и с жутким желанием глядя на постеры мотоциклов у меня в спальне. Я мечтал кататься на одном из них. Я рисовал мотоциклы с черепами вместо передних фар, со скелетами – богами хеви-метала на сиденье, у которых в глазницах горели красные огоньки вместо глаз. Я занялся этим, потому что байкерство считалось вне нормы, оно расстраивало окружающих. В ту самую секунду, когда мне исполнилось 16, я уехал на своём мопеде и гонял по округе, пытаясь быть как можно сильнее быть плохим парнем – насколько я мог, конечно, с движком слабее газонокосилки в два раза.

Сегодня так поступать всё сложнее, ведь каждый новичок в байкерстве – какая-нибудь звезда радио, ТВ или бухгалтерии – закидывает дорого обутую ногу через последнюю модель гоночного или сделанного на заказ мотоцикла и плетётся на нём в винный бар, чтоб потусить с другими «байкерами» и пообщаться о процентах на ипотеку и комиссионных посредникам. Так что я уж было подумал, что настал конец явлению байкерства – его возвысили, приравняв к гольфу, сквошу и наркотикам как неотъемлемому атрибуту прочно стоящего на ногах среднего класса, настолько же уверенного в своих зарплатах и вариантах игры на бирже, как и во мнениях и самодовольстве.

Тем не менее, я стоял на своём и продолжал, по мере возможности, ездить ради удовольствия и просто на работу. А ездил я довольно часто; доказательство тому – износ шин на моем повседневном мотоцикле, на котором я за несколько недель накатал тысячи миль. И тут есть один непростой нюанс. Я упомянул «повседневный мотоцикл». На сегодняшний день, я самодостаточный мужчина, и у меня есть несколько мотоциклов, с которыми можно забавляться, чтоб уж гонять, так гонять. Но для долгой поездки в город и, по правде говоря, для большинства поездок, я выбираю свой BMW R 1200 RT.

Он уродлив, с мордой, похожей на расплющенный ботинок, на нём стоит багажник таких размеров, словно назад привязали целую Volvo, и я никогда в жизни не мыл его. Так что мальчик, который ни за что бы не стал мочиться на байк BMW в ситуации, когда тот горит, а воды вокруг нет, стал сам накатывать тысячи миль в неделю на таком мотоцикле. И признаю, что радио, телефон, система спутниковой навигации и невероятные динамические способности этого мотоцикла разгоняться и проноситься мимо позёров на гоночных мотиках – тех, кто больше времени потратил на подбор цветов кожаной одежды и цвета мотоцикла, нежели на саму езду – признаю, что всё это помогло изменить моё мнение.

Ещё один повод успокоиться представился, когда моя старшая дочь проявила интерес к катанию сзади меня на мотоцикле. Мы попробовали, ей понравилось, и она до сих пор любит так кататься. На 13-летие я ей подарил вещицу фирмы Buff (что-то вроде шарфа, чтоб мотоциклист мог греть шею) с Уэльскими драконами и гарнитуру Bluetooth, которая помещается в шлеме, чтоб мы могли переговариваться, когда катаемся вместе. В свой день рождения дочь играла в хоккей в школе – где-то час езды от меня – и спросила, заберу ли я её на мотоцикле. Я был рад услужить. Любая дочь, проявляющая интерес к занятиям или увлечениям отца, - это редкость, которую нужно ценить и лелеять.

Я приехал вовремя; нарочито с показухой припарковал мотоцикл рядом со школьным микроавтобусом, посмотрел матч и считал секунды до того момента, когда мы сможем ехать домой. Матч закончился, и мы тронулись на виду у тех, кто сидел в школьном микроавтобусе. Я почувствовал вибрацию байка, когда Иззи (так Хаммонд зовёт свою дочь Изабеллу – прим. пер.) позади меня подняла руку и помахала ей над головой в сторону сидящих в микроавтобусе товарищей по команде.

Тогда я подумал, что махала она ладонью, а не показывала один понятный палец. Когда я спросил её об этом позже, она предпочла молчать. И тут в моем сердце загорелась искорка надежды. Может ли быть такое, что она всё же показала им палец? Детство её не прошло в мечтах о мотоциклах и стремлениях к ним. Так что, если не персональная установка, то что-то другое зажгло в ней огонь дерзости в тот момент, когда она села на байк. Должно быть, это был сам мотоцикл. Ведь если даже обрюзгший старина-BMW может зажечь эту искорку в человеке, то для байкеров ещё есть надежда. Мотоциклы – думаю, я всегда это знал, - истинное волшебство. И они смогут пережить эти временные трудности.



Просмотров:
Январь 2014

Для отправки комментариев войдите или зарегистрируйтесь
Изготовление любой упаковки: каталог сувенирной продукции.;Мтз 320 - трактор мтз 320.
Наверх